Два случая могли изменить все

История переворота 1762г.  хорошо известна, роль большинства фигур заговора достаточно освещена. Но хотелось бы заострить внимание на двух очень важных моментах этого события и их значении.

К июню 1762 г. заговор фактически сформировался. В народе, дворянстве, солдатской среде, духовенстве назрело серьезное недовольство Петром III, его военной, светской и духовной политикой.                                                                                        

Л.Пфанцельта. Коронационный портрет Петра III. 1762.

Две роты Измайловского полка с их субалтерными офицерами склонены на сторону заговорщиков, гетман Разумовский – очень популярная фигура в дворянстве и народе — молчаливо соглашается с участием. За ним 3000 казаков. Во всю ведут пропагандистскую работу среди солдат и офицерства братья Орловы. На стороне заговорщиков- граф Панин, Барятинский, Глебов, Волконский. Ждут отбытия императора Петра III на войну с Данией. К его отъезду приурочен переворот.

На волоске

Поход Петра III в Данию откладывается, решено осуществить его после празднования 28 июня именин императора. Сам он – в Ораниенбауме, Екатерина (еще не вторая) – в Петергофе. И тут наступает катастрофа – арестован активный заговорщик — измайловский капитан Петр Пассек.

По одной из версий, поводом для ареста послужил донос солдата об отсутствии реакции Пассека на солдатские слухи о смерти императрицы. Версия не выдерживает критики, во-первых, с чего появиться таким слухам, во-вторых, неясно основание для ареста офицера, тем более основываясь на словах какого-то солдата. Никак не отреагировал – это не воинское преступление.

По другой версии, Пассек проболтался о готовящемся заговоре, причем солдату, которого накануне побил и тот донес в полковую канцелярию. Это более убедительно, к тому же подкрепляется фактом — к императору был направлен курьер о «готовящемся злоумышлении».

Е.Р. Дашкова

Здесь существует пробел в описании переворота. Кто известил заговорщиков об аресте Пассека и возможности провала? Кто-то из офицеров — измайловцев? Или кто другой? По версии К.К.Рюльера это был некий пьемонтец (Пьемонт — регион Италии) Одар – один из шпионов-лазутчиков княгини Екатерины Романовны.Дашковой. Так или нет, но сейчас уже не узнать.

По изложению того же Рюльера, уже в течение получаса Дашкова была извещена об аресте, она встречается с графом Паниным и предлагает начать задуманное. Панин колеблется. Тогда Дашкова переодевается в мужское платье и уже глубокой ночью идет (едет) к мосту, где по обыкновению встречаются заговорщики. Услышав недобрую весть, те приходят в оцепенение.

Наконец, решено. Один из братьев Григория Орлова (главной движущей силы заговора и  любовника Екатерины II) – Алексей – отправлен к императрице с извещением об аресте и необходимости действовать. Императрица переезжает в Петербург и далее переворот развивается по известному сценарию.

И.Л.Талызин

Еще один критический момент в истории заговора 1762 г. До императора доходит весть, что супруга его в Петербурге, часть тамошнего гарнизона приведены к присяге новой императрице. Надо что-то делать. Ехать в Петербург погибельно, отсидеться в Ораниенбауме невозможно – замок (ранее конфискованный у Меншикова) абсолютно непригоден для обороны.

Остается Кронштадт, гарнизон его верен императору, там мощные бастионы, там же часть флота (другая в Ревеле). Петр отправляется на двух галерах, в них размещается он сам и его придворные.

Но он опоздал, ранее в Кронштадт прибывает адмирал Иван Лукьянович Талызин. Распространена версия, что, наделенный особыми полномочиями, он имел с собой приказ командованию гарнизона не допустить императора в Кронштадт, а при удобном случает арестовать того.

На счет полномочий нет сомнений – их он получил от заговорщиков, а вот приказ другое дело. Кто его мог отдать? Императрица при живом императоре? Отнюдь. Вероятнее всего, никакого приказа не было, а Талызин выступал как эмиссар императрицы, в задачу которого входило привлечь руководство гарнизона на сторону Екатерины Алексеевны.

В любом случае, Талызин задачу выполнил, прибывший позднее его П.А.Девиер – посланник Петра – сдался Талызину и присягнул императрице. Кронштадт остался за Екатериной II.

Г.Сердюков.Портрет И.Л.Талызина.Третья четверть 18 века

Это очень важный факт. Тем самым была предотвращена междоусобная война в России, исход который был бы неясен. Крупная крепость имела флот, гарнизон, большой запас провианта и оружия, которые дожидались военного похода, что позволяло долгое время обороняться. Наверняка, часть армии осталась бы верна присяге. Например, Московский гарнизон очень неприветливо встретил весть о восхождении на престол «немецкой» императрицы. Как бы повернулся ход истории, если бы Петр III засел в ней, одного богу ясно. Кроме того, Петр мог обратиться за помощью к армии в Восточной Пруссии, а там было 80000 солдат.

Но, когда галеры Петра приблизились к крепости, их встретили штыки гарнизона и угрозы открыть пушечный огонь, если те не удалятся. Петр подчинился и остался в изоляции. Ну а далее — успех заговора, арест, смерть императора при подозрительных обстоятельствах и воцарение на долгие годы великой Екатерины II.

С.Торелли.Коронационный портрет Екатерины II. 1763,1766

Небольшие пометки.

  • Везде, где упоминается имя Е.Р.Дашковой, мы встречаем фразу о том, что она была активной участницей заговора. Но, удивительно, что фактов, прямо указывающих на это, нигде нет. Нет переписки, свидетельствующей об этом, воспоминаний современников и свидетелей того, документов. По сути не было наград и воздаяний от царицы. Понятно, что дело было очень опасным и в то время не доверялось бумаге, но все таки. Судить о роли Дашковой в дворцовом перевороте 1762 г. мы можем только по изложению историка В.О. Ключевского и косвенным признакам. Было благоволение императрицы к Дашковой, правда периодически сменяющееся охлаждением отношений, ее хорошие взаимоотношения с участниками заговора (или примкнувшими на момент переворота) – Паниным, Разумовским, Шуваловым и др. Но все это косвенные признаки.
  • Иное дело Иван Петрович Талызин. После воцарения Екатерины II он награжден орденом Андрея Первозванного, ему пожаловано 2000 рулей. Позднее указом императрицы назначен членом коллегии Адмиралтейства. В 1765 г. выходит в отставку.
Спасибо за просмотр!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

16 − 7 =